Восхождение на Эльбрус и отдых на Черном море

Восхождение на Эльбрус.

Ночь была беспокойной, да что там ночь, несколько часов, ведь восхождение на Эльбрус начинается ночью. До Скал Пастухова решили доехать на ратраке, чтобы не терять силы и время, которое нам еще пригодиться. Более крепкие ребята идут прямо от Приюта 11. Выехали мы в 2 часа ночи. Без налобников в такое время делать просто нечего, поэтому еще раз напоминаю про качественный налобный фонарь. На Эльбрус восходят много людей со всех частей света, разных возрастов, кого только не встретишь. Вместе с нами на ратраке ехали еще несколько человек, в том числе и двое иностранцев парень из Германии и девушка из Франции. Почему я это отметил? А потому что когда мы доехали до Скал Пастухова девушке стало плохо, и она отказалась от восхождения, и вместе с парнем поехала вниз. Это абсолютно правильное решение. Я уверен, что они готовились, и делали акклиматизационные вылазки, но иногда организм дает сбой, и в горах с этим шутишь нельзя. Я представляю, как им было обидно, но зато они живые и здоровые.

От Скал Пастухова (4600-4800м) в полной темноте мы пошли вверх, ориентируясь на вешки с маленькими флажками. Луча налобника как раз хватало, чтобы увидеть следующую вешку. Вешки — это палочки с яркими флажками на них. Мне доподлинно неизвестно, кто именно промаркировал вешками тропу восхождения. Возможно МЧС, у которых рядом с Приютом 11 база, возможно какая-нибудь федерация альпинизма, но скорее всего первые. Чуть впереди нас маячила еще одна группа альпинистов, которая вышла чуть раньше. Восхождение занимает порядка 12 часов. К рассвету мы прошли Ледовое поле и начали выходить к Косой полке. Зеркалку на восхождение по совету своих я не взял, ибо лишний груз, взял только компакт. Поэтому фотографий пока было темно нет, есть только воспоминания. Компакт в темноте почти не брал. А когда рассвело, мы поняли что все же не очень нам везет. Облачность так и не рассеялась, а даже увеличилась. Решили все же попробовать, может быть выше ее нет, или она уйдет. В пуховике стало жарко, поменял его на флиску с ветровиком. Самое удивительное что мне было не холодно идти в термобелье, флиске и ветровике. Возможно было такое состояние организма, но пуховик всегда лежал наготове.

По началу, шаги давались нормально, я даже пытался учить нашу спортсменку как идти более эффективно, как мне было легче. Шли друг за другом. С набором высоты становилось все тяжелее. В какой-то момент я заметил что, кого-то, чему-то учить, да даже вообще говорить мне хотелось все меньше и меньше. Шаги давались все труднее. Я не понимал свой организм. Что случилось? Я же бегал, прыгал как горный козел все эти дни, а теперь твориться что-то невероятное, невиданное ранее. Лена постепенно начала меня подпирать сзади, все же спортивный организм взял верх над организмом выскочки, то есть моим. В очередной раз, когда я к ней обернулся что-то сообщить, она остановила меня со словами – «Ты как? У тебя губы фиолетовые!». И только остановившись, я понял насколько мне реально плохо. Неимоверно раскалывалась голова, тошнило, силы уходили, как будто во мне сделали тысячи дырочек и я весь дал течь. Тут подошел дядя Миша, а также тетя Галя, которая меня накормила горсткой чудо-таблеток (а она медик, так что я был в надежных руках). Прерывать восхождение уж очень не хотелось. Отдохнув 5 мин, выпив чаю и собрав все что было внутри я встал и пошел дальше. Это было на высоте 5100 м. Это и была «горняшка» или гипоксия. Я ощутил ее по полной. Единственное у меня не было помутнения рассудка. Это как крайняя стадия, когда люди ведут себя неадекватно. Могут уйти в сброс. Могут сесть на тропинке и замерзнуть насмерть.

А дальше было хуже. Каждый шаг отдавался болью в голове. Взгляд блуждал от вешки к вешке и по тропинке подниматься он не хотел. Когда мы вышли на Косую полку поднялась пурга, видимость была не дальше десяти метров перед собой, а иногда падала и ниже.
восхождение на Эльбрус
восхождение на Эльбрус
восхождение на Эльбрус
восхождение на Эльбрус
восхождение на Эльбрус

Двое чуть оторвались вперед, трое чуть сзади. Сначала тропинку на полке еще было видно, потом буран достиг такой плотности что шедшая буквально в 20-50 метрах группа уже не оставляла следов. Их просто успевало заметать. По рации (у нас было две рации) я услышал – «Видишь вешки слева и справа?» – «Да!!!», «Иди выше нижних на 3 метра, и ниже верхних на 1 метр это и есть полка!! По нижним не иди, это старые, там уже сброс!» Сброс – это сильно наклонная часть горы из снега и льда, зачастую с резкими обрывами, трещинами, расселинами. Иногда его называют «трупосборник». Причем трещины, это не куда может провалиться нога, а куда может уйти весь человек. И все это может быть еще сверху аккуратно занесено снегом, так что эти опасности не видны вовсе. Их могут определить только опытные люди с чутьем. Причем у каждого свое. Во время похода на Алтай инструктор нам рассказывал, что в их группе спортсменов-альпинистов, когда они делали марш-бросок на первенство Союза, каждый имел свою специализацию. Он же очень хорошо чувствовал трещины и провалы под снегом. По ряби на снегу, по цвету снега, по тому, как он играет, как блестит, и просто необъяснимо чувствовал, что тут идти опасно, а обойти надо там.

Где жить в отпуске?
Система бронирования Booking.com старейшая на Российском рынке. Сотни тысяч вариантов размещения от аппартаментов и хостелов до гостиниц и отелей. Вы сможете найти подходящий вариант размещения, по хорошей цене. Здесь вы сможете прочитать о всех преимуществах бронирования отелей через Booking.com.

Не забронировав гостиницу сейчас вы рискуете переплатить потом. Бронируйте жилье через Booking.com

И вот в этот момент, когда каждый шаг отдается болью, когда тебя тошнит, идешь еле-еле, при этом ревет ветер, ты выбираешь каждый шаг, ибо прекрасно видишь угол склона к тем, не нужным вешкам, и понимаешь, что если туда уйдешь, то в такую погоду тебя никогда уже не найдут. В этот момент мне впервые в жизни стало страшно за свою жизнь. Я четко и ясно осознал, что я ничем не отличаюсь от любой снежинки в этом буране, понятия «Я» нету. Это всего лишь эго, я такое же ничто перед мощью этой стихии, перед природой.

Мимо нас практически пробежали несколько человек вперед, как потом оказалось это были МЧСники. Несколько уже спускались, и говорили, что вперед идти нет смысла. Говорили это на разных языках, какие-то я не понимал. Так пройдя еще некоторое время было принято решение о том что пора прерывать восхождение и идти вниз. Дальше небезопасно. Не в этот раз. Это решение было принято на высоте 5351 м, -15 градусов, ветер. А ведь мы уже выходили на Седловину, до вершины оставалось менее 300 метров.

Решение было верным, в этот день успели зайти до непогоды только первая группа, дальше забежали ребята из МЧС и все равно уже никого не пускали, так как не хотели потом заниматься бессмысленными поисково-спасательными операциями. Ближе к 12:00 мы уже спустились на Скалы Пастухова.
Отдохнули немного, попили чаю. Смотрю на бодро съезжающих сноубордистов. Я тоже так хочу! Сажусь на пендаль и поехал! Проехал я таким образом метров 10, пока не получил очередной внутричерепной удар. Сообразил быстро, что решение было неправильным, в моем состоянии не надо так быстро терять высоту, пошел пешком! К 13:00 мы уже были в Приюте 11. Слышим, какие-то шушуканья в столовой, оказывается в этот день на восхождении был сам Владимир Моногаров, который в 2006 году встретил на Эльбрусе свое 80-летие! Вот это сила духа, вот это здоровье! И готовился он за полгода, а перед восхождением две недели акклиматизировался!

Собрали вещи и пошли на канатку в этот же день. К канатке спускался я в полубредовом состоянии. Ноги мокрые, замерзшие, голова горит. И весь путь, что шел я повторял одну и ту же фразу «Я не заболею, я не заболею, я не заболею». И не заболел ведь! Правда психологические методики запрещают использовать частицу «НЕ», но видимо я так не хотел болеть на половине отдыха что помогла и эта мантра! Перед тем как поехать греться после холодного Эльбруса на Черное море, мы заехали на Поляну Нарзанов. Денис довольно подробно описал Поляну Нарзанов в своем путешествии добавлю лишь, что вода это практически не храниться и если ее там набрать, буквально через день она мутнеет в бутылке и пить ее совсем не хочется.
поляна нарзанов
поляна нарзанов
поляна нарзанов

Черное Море.

В этом путешествии я также открыл для себя впервые отдых на Черном море дикарем. И мне очень понравилось. Кемпинг находился недалеко от Архипо-Осиповки.
Кемпинг Архипо-Осиповка
Кемпинг Архипо-Осиповка
Кемпинг Архипо-Осиповка
Кемпинг Архипо-Осиповка

Доехали туда за день, 700 км это примерно 12 часов езды, учитывая что дороги горные. Въезд на кемпинг естественно платный. Платишь за каждый день. С человека около 100 р. Площадку где встать выбираете сами, мусор в установленные места, туалеты имеются. В соседнем кемпинге был даже платный душ с теплой водой. По мне, так вообще шикарные условия. Плюсы кемпингового отдыха — это близость природы, дикие пляжи, отсутствие толп народу и относительная тишина по сравнению с цивилизацией.

Минусы – жизнь в палатке, готовка на костре или газу, внешние туалеты, отсутствие горячей воды под рукой. По мне так плюсы перевешивают минусы, особенно если вы приехали сюда на короткий срок. Мы там пробыли всего 4 дня, что очень мало, но пора было ехать домой. Так что наши женщины не успели даже ощутить в полной мере все минусы. Зато можно было отойти подальше от всех по дикому пляжу и наслаждаться морем почти в уединении.

Дайвинг попробовать не удалось, в те дни была мутная вода и смысла в погружениях не было. Мне очень понравился такой контрастный отдых, когда за 2 недели ты видишь красоту величественных гор, познаешь свою сущность в условиях мощи природы и зимы, а потом греешься в теплых водах моря. По ощущениям это больше чем 2 недели однозначно. Но пора было уезжать, 2000 км проехали в спокойном ритме с промежуточной ночевкой в мотеле. И после такого ритма проезжая по 1000 км в день я не чувствовал себя уставшим, вот что значит разноплановый и интересный отдых!

Поделитесь этим!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.